Воспоминания и заметки

Нина Сахарова, выпускница 2012 года, аспирантка факультета математики ВШЭ.

«Учиться должно быть трудно, но интересно» — сказал нам замечательный лектор по алгебре, А. Н. Рудаков. И это самое точное описание матфака, по-моему. И еще в дополнении с тем, что трудно, интересно, но никогда не одиноко. Матфак для меня — это всегда (вот уже 10 лет) — большая семья, сообщество разных людей, готовых всегда рассказать, объяснить, подумать вместе с тобой о том, что тебе интересно, трудно и непонятно. Мне посчастливилось стать частью матфака еще в самой начале его пути: вместе с 37 замечательными однокурсниками мы стали первым набором факультета в 2008 году. Это какое-то дивное счастье — почти класс, весь курс меньше сорока человек, преподавателей десять: Игорь Вадимович Артамкин, Виктор Анатольевич Васильев, Сергей Константинович Ландо, Михаил Владленович Финкельберг, Алексей Николаевич Рудаков, Борис Львович Фейгин, любимейший Осип Владимирович Шварцман, Сергей Михайлович Львовский, Алексей Львович Городенцев и Юрий Михайлович Бурман. Помню какой-то невероятный уют на лекциях и на семинарах (тогда еще состоявших только из сдачи листков с задачами, традиционных семинаров с решениями задач еще не было), что даже мне, никогда не учившейся в матклассе и закончившей самую обыкновенную сельскую школу, было почти нестрашно. Я до сих пор благодарна нашим преподавателям и, в первую очередь первоклассным ученым, бескорыстно тратившим на нас так много своего времени и сил, вкладывающих в каждого столько заботы и терпения. Это ощущение <<большой семьи>> было не только от занятий, помню, как однажды (еще занимаясь на Мясницкой) мы вместе с частью преподавателей собрались вечером петь песни, или устраивали какие-то маленькие праздники в столовой. Потом, уже переехав на Вавилова 7, с годами матфак стал расти, студентов стало сначала около 70, потом и вовсе перевалило за сто. Но все же привычные атрибуты той семейности, как, скажем, гардероб с набором гитар, вечными песнями во время перерывов или <<окон>> между парами, где и макароны варили и салаты кромсали — оставались еще долго. Вообще гардероб (крошечная каморка три на три, увешанная куртками, пальто и заставленная обувью) — отдельная история. В нем и задачи решали, и списывали, и отмечали праздники, и читали стихи, и обедали и, почти непрерывно пели (несмотря на то, что в соседних аудиториях все это было отлично слышно, но почему-то никто не делал замечания). Так пролетали месяцы, в которых было много учебы, листков с задачами, друзей, болтовни, прерываемые только четырьмя или пятью (как было первые два года) сессиями в год. Очень счастливые и наполненные месяцы.

Инна Машанова-Голикова, выпускница 2012 года, аспирантка факультета математики ВШЭ.

Впервые я услышала о матфаке еще до его открытия, когда училась на первом курсе мехмата без особенного энтузиазма. И немедленно решила, что я туда хочу попасть. Мы шутили, что я буду единственной студенткой второго курса. А когда через два с лишним года я пришла сдавать первый экзамен для перевода, встретила там своего преподавателя анализа из школы. Так и повелось: матфак ассоциируется для меня с чем-то очень уютным, домашним, привычным. Вид из окна (утраченный с переездом) из кабинета Миши Финкельберга и Бориса Львовича Фейгина на 10 этаже на железную дорогу, трубы, дома — неотделимая и значимая часть моего прошлого.

Когда я училась на мехмате, мне сопутствовали скука и бессмысленность, больше всего я боялась забыть книжку, и только в сессию становилось интересно. Мне не казалось, что я могла бы продуктивно заниматься математикой. Попав на лекции на матфаке, я чувствовала, что погружаюсь в сказочный мир, наполненный удивительными и прекрасными объектами. Слушать лекторов было куда более захватывающе, чем читать или спать! Я ходила на множество докладов, в которых мало что понимала, но их яркость и увлекательность компенсировала то, что через 10 минут после начала я едва могла уловить общую идею. Я помню очень неконкретные лекции Андрея Левина, из которых я долго черпала вдохновение, изучая алгебраическую геометрию, серьезные и сосредоточенные рассказы Владлена Тиморина про лагранжеву механику и дифференциальные уравнения, в которых все было удивительно понятно, лекции Виктора Анатольевича Васильева, на которых сложные доказательства превращались в его руках в наглядные картинки. Но, наверное, сильнейшее впечатление на меня произвели Борис Львович и Миша Финкельберг. На лекциях Бориса Львовича я едва ли что-то понимаю и сейчас, но его удивительная способность несколькими словами связать понятия для меня очень далекие друг от друга всегда завораживала меня. Кажется, это самое красивое, что я знаю в математике: когда разные (в меру моих знаний) по духу объекты, оказывается, описывают одно и то же явление. Результат же мишиных лекций состоит в том, что я направилась в сторону теории представлений, и что бы ни происходило в моей жизни, стремилась заниматься именно ей.

Я бесконечно благодарна всем, кто создал матфак, кто поддерживал и поддерживает его, за те два года, что я провела в бакалавриате, и за другие три с половиной года учебы на нем. Когда я училась в Америке, на зимние каникулы я вернулась в Москву и зашла на матфак. Неожиданно из-за спины меня окликнул Сергей Константинович вопросом, досдала ли я курс, который была должна в Америке. Я скучаю по старому зданию, коридору, идущему по кругу, коричневому линолеуму, старым ломающимся лифтам с круглыми, сильно выдающимися из панели кнопками, а в одном из лифтов кнопка 1 была не из белой пластмассы, а из зеленой. Я заходила в лифт и нажимала нужный этаж не глядя.

 

Никита Гладков, студент третьего курса.

Безусловно матфак лучший или один из двух лучших математических факультетов в стране. Но я хочу сказать про ту атмосферу, которая здесь сложилась. Душевность, про которую рассказывают бывшие выпускники, с Мясницкой 20 переехала на Вавилова 7, а потом и на Усачёва 6. Здесь есть комнатка — Нарния, в которой есть музыкальные инструменты, паззлы. В Нарнии люди отдыхают и хранят свои кружки. Студенты приходят на матфак и в то время, когда у них нет пар, а после пар остаются допоздна, ботают, разговаривают. Это как антикафе, в котором собираются приятные умные люди! Приходишь на уютные жёлтые диванчики на втором этаже или в компокласс, а тут уже собрались твои друзья! Вместо бесплатных антикафешных печенек здесь комплексные обеды за 120 рублей. Люди отсюда вместе едят, снимают комнаты, живут, даже женятся. Так что факультет смог стать бОльшим, чем просто место обучения — он стал вторым домом. Это всё не умаляет того, что математику преподают прекрасные преподаватели на очень высоком уровне, и математика занимает важное место в атмосфере факультета. Я буду всегда помнить, как первого сентября на моём первом курсе, сразу после парочки организационных вопросов, декан Владлен Анатольевич прочитал серьёзную лекцию про задачу Сильвестра (На плоскости дано конечное число точек, причём такое, что любая прямая, проходящая через две из данных точек, содержит еще одну данную точку. Тогда все данные точки лежат на одной прямой).